Техника безопасности. Уксус. Немного про экономику.

Помните, в постах про розовый перец я упоминала закономерность «каждый данный извне рубль/минута/килоджоуль/какая разница — выйдет боком в пятикратном, а то и пятнадцатикратном, размере незапланированных трат и неожиданных потерь, и это только на первом этапе развития событий? Чтобы вы не подумали вдруг, что это справедливо и применимо только для этой фазы схемы, давайте рассмотрим саму закономерность изнутри.

Итак, чаще всего драмы и коллизии случаются в момент перехода от имеющегося качества жизни к более удовлетворительному, точно в процессе или непосредственно перед началом процесса. Это важное слагаемое.

Второе, не менее важное, слагаемое – коллизии случаются СНАЧАЛА БЛИЗКО, ПОТОМ ДАЛЕКО в социальном плане. То есть, чтобы на вас посыпалось со всех сторон на работе, улице, далее везде – надо, чтобы вас сначала рассыпали близкие.

И третье слагаемое, очевидное, но я все-таки проговорю. Для того чтобы нацелиться на переход к другому качеству жизни, нужно иметь немножко больше привычного объема сил и средств. И надеяться, что удастся их вложить именно туда, куда вы запланировали.

Так это видит тот, кто планирует улучшить качество жизни, находясь в отношениях насилия. А теперь представим себе все это со второй стороны. У которой на глазах партнер, в которого вкладываешь последнее, с кровью отдирая от себя для этого последние силенки, накапливает свое и вместо того, чтобы отдать его в пару, в отношения, в общее – несет куда-то в сторону.

Какая реакция будет самой естественной и наиболее вероятной? Правильно: «А МНЕ??? А Я???» и за проплывающий мимо носа кусок ресурса – хвать! С намерением вышибить его из руки, которая его уносит куда-то в странные неведомые дали. Это неважно, что оно при этом упадет: не поваляешь — не поешь, и быстро поднятое упавшим не считается.

Дальше мы видим две версии событий, драматически не совпадающие между собой.

Версия того, чьи это были планы, будет примерно такой. «Я собирался… я планировал… я вложил… теперь не будет этого, того, и третьего, и не получится из запланированного вот это и вон то, и ВСЕ К ЧЕРТЯМ РУХНУЛО»

А версия того, кто считает, что это был и его ресурс тоже, будет совсем другой. «Но я же здесь! Я по-прежнему с тобой! И я думал… и я надеялся… и правильно было бы… И ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО»

То есть, смотрите: первый считает, что у него крупные потери, потому что он провалился по кондициям, понес финансовые потери, остался без результата, который рассчитывал получить, вложив накопленное в качественный скачок, и без всего резерва, который в этот скачок был вложен. То есть, если посчитать собственно вложенное, сложить посчитанное с неизбежными потерями в виде неожиданных трат на компенсацию последствий, добавить к вложенному результаты провала по кондициям в виде падения эффективности (неизбежно отражающиеся на качестве жизни) и присовокупить к итогу те плюсы, которые должны были быть доступны, благодаря качественному скачку – у него потери. Причем если сравнить весь объем потерь с тем, что было выбито из рук, то выбитое из рук составит от одной пятой до одной пятнадцатой части.

А второй считает иначе, вот как: для начала – никакого перехода не было, значит и плюсы от него учитывать не надо, это фикция и маниловщина. Потери кондиций случаются со всеми, следовательно, не вешайте на меня своих собак, разбирайтесь с ними сами. Косяки случаются, ничего страшного, можно было и не компенсировать, «двести лет стоял без селедки, теперь с селедкой постоит». А что до выбитого из рук – так оно было не твое, а наше, и, следовательно, ты вообще ничего не потерял, все так и было. А потерял я, бедная я сиротинушкааааааа… жалеть меня срочно.

А вот как учили в 90-е годы считать социальных работников, работавших с семейным насилием:

— берем все время, потраченное на отношения с этим партнером и оцениваем среднюю себестоимость самообеспечения пострадайца в этих отношениях: медицина, мыльно-рыльное, еда, трусы-носки, проезд, обед… Вот всю эту прозу жизни. Можно извратиться и посчитать разницу между себестоимостью самообеспечения в соло-режиме и себестоимостью проживания с таким партнером. Ну уж если хочется совсем спортивно и благородно. Только разница, по опыту, получается все равно не в пользу участия в отношениях насилия.

— берем все денежные и иные материальные составляющие, обеспечивавшие эти отношения. Монетизируем домашний труд на постоянной основе, который не нужен за рамками этих конкрентных отношений, пишем туда же.

— берем сумму реальных потерь (то самое, выбитое из рук) по итогам коллизии

— берем все финансовые нежданчики, за ней последовавшие

— берем предположительные не то чтобы нежданчики, но нежелательные траты, которые с шансами еще последуют по итогам коллизии…

Все это суммируем и получаем ЦЕНУ КЕЙСА. Кейс называем «цена участия в отношениях насилия». И никогда. Никогда-никогда. То есть ВООБЩЕ НИКОГДА НЕ ЗАИКАЕМСЯ О ТОМ, ЧТО ЭТО КТО-ТО БУДЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАН ХОТЬ КАК-ТО ВОЗМЕЩАТЬ. И крепко запоминаем, что если еще раз захочется в этом поучаствовать, то надо иметь наготове ту сумму денег, которую вот только что глазами видели на листочке, и это количество времени (все время продолжения отношений). И иметь отдельно от остального бюджета денег и времени, чтобы было не жалко ухнуть на такое развлечение. Но и это еще не все. Для следующего раза сумма денег должна быть больше, и вот на сколько:

-берем общую цену похорон, самых скромных. Ритуальные услуги, участок, гроб, все дела.

-берем все вмененные траты за месяц. То есть: если у вас есть несовершеннолетний ребенок — то сумму, которую вы тратите в месяц на его обеспечение. Если у вас есть домашний питомец — то, соответственно, так же. Если у вас есть нуждающиеся в заботе пожилые родственники — то все, что вы вкладываете в заботу о них, вы монетизируете (сиделка, уборка-магазины, прочее по списку). Если вы живете коммуной или семьей и у вас есть ваша денежная часть в общем бюджете, идущая на обслуживание жилья и прочих совместных интересов – считаете всю сумму вашего участия. Если вы собственник бизнеса, в котором заняты наемные работники на ставке – пишете размер зарплатного фонда за месяц.

Суммируем эти два слагаемых и присовокупляем к стоимости кейса. Вот столько вам и будет стоить следующая попытка.

Это неважно, что клиент в жизни не думал, что может эту сумму заработать или хотя бы увидеть в руках одним куском. Продолбать ее у него уже получилось по итогам участия в отношениях насилия. И эту мысль надо как-то осознать. Но, кроме того, что это вообще-то очень страшно, когда вот так вот глазами на листке бумаги видишь цифры первый раз, у этого фокуса с цифрами есть и еще одно практическое назначение. Смотрите, вот оно: эта сумма является денежным выражением реальной разницы между вашей планкой требований к комфорту и планкой требований второго (остальных) участников ситуации насилия. То есть, если попробовать сделать тот шаг, на котором партнер под коленки подсек, еще раз, и не надеясь на партнера – разница между положением пострадайца и его партнера по отношениям насилия, с шансами, будет равна сумме, на которую клиент партнером был высажен. И эта сумма является заградительной ценой за возможность коммуникации с тем, кто из отношений насилия вышел. Если клиент соглашается общаться со вторым участником отношения насилия снова, не обеспечив свою безопасность, он платит именно столько. Даже если столько у него нет. НЕТ, НЕ ОБОЙДЕТСЯ. НЕТ, НЕ СПАСУТ, ПОТОМУ ЧТО НЕ УСПЕЮТ.

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.