Техника безопасности. Предисловие. Часть 2

То, что при этом ваш сильф вынимает из вас соответствие своим ожиданиям, не стесняясь в средствах и пренебрегая такой ерундой, как соблюдение формата коммуникации, разумеется, к моменту погружения в свои ожидания для него сто лет как незначимо.

И то, что девочки при этом вцепляются как клещ в собачье ухо и продолжают выносить собеседнику мозг до тех пор, пока не добьются права сказать «и ты, сука, такой же», а мальчики используют физическую силу – так это только культурная разница. Объем урона для обеих сторон получается примерно одинаковый, и перелом и депрессия лечатся примерно равное количество времени. И по деньгам примерно в одну цену выходит, если все затраты и все недополученное посчитать.

Посмотрите, пожалуйста, хотя бы сейчас, глазами на тот тезис, который я вам –дцатый раз доношу. Бессмысленно и бесполезно говорить о том, что нельзя насиловать, если мы хотим прекратить или хотя бы остановить распространение практик насилия. «НЕЛЬЗЯ НАСИЛОВАТЬ» РАБОТАЕТ НА ЭСКАЛАЦИЮ НАСИЛИЯ. Говорить надо о том, что нельзя продолжать находиться в ситуации насилия, надо немедленно выходить из нее, как только вы себя в ней нашли. Все, что вы скажете про — «это трудно, это опасно, это страшно, это рискованно, это ничего не меняет» будет значить только одно: «из ситуации насилия выходить нельзя, потому что это несоциальный ход», вот что. Я на это могу сказать только одно: такая концепция социальности ни вам, ни тому, что вы пытаетесь таким образом сохранить, на пользу не пойдет. Все примеры людей, которые попытались и не преуспели, и им вышло только хуже, говорят о том, что начав что-то делать, надо доводить до конца, как бы ни давили извне, пытаясь заставить отказаться от намерения. Решили быть синемордым и мохнозубым – будьте уже до упора. В финале вас простят и даже полюбят, правда, вам от этой любви не будет ни холодно, ни жарко, а разве что вчуже слегка тошно.

Именно по этой причине прекрасный пост жж-юзера Дагмы совершенно бесполезен, увы. Я его все равно здесь приведу, уж раз упомянула, вот, читайте.

и о домашнем насилии

в одном известном сообществе™ обсуждают домашнее насилие. обсуждают, как водится, в ключе повсеместно бытующего мнения о том, что жертва домашнего насилия — тупая овца, которая молчит и терпит, потому что слишком боится остаться без мужика, да и вообще в ее картине мира это в порядке вещей. и что они-то, они-то — эмансипированные и благополучные женщины — они-то в такой ситуации точно не оказались бы. ведь они сразу же а) заметили бы тревожные звоночки и распознали бы агрессора б) незамедлительно дали бы сдачи в ответ, да так, чтобы мудила потом по углам жался в) ушли бы после первой зуботычины и сразу подали бы на развод.

и только мазохистки и терпилы добровольно живут в аду, хотя у них, казалось бы, есть свободный выбор уйти.

я в свое время плотно интересовалась вопросом и прямо не могу удержаться.

итак, почему на самом деле они живут в аду?

 

  1. тревожные звоночки

вопреки представлениям не сталкивавшихся с этим женщин, тревожный звоночек мужчины, склонного к домашнему насилию — это часто не агрессия. мужчины, склонные к домашнему насилию — это не те, кто проявляет агрессию в повседневной жизни. не те, кто мучал в детстве котят, не те, кто проповедует домострой и даже(!) не всегда те, кто по жизни мачо и альфа-самцы.

к домашнему насилию склонны зависимые и контрол-фрики, поэтому на самом деле тревожные звоночки следующие:

— он очень нежно и заботливо ухаживает

— он смотрит тебе в рот, знает все твои любимые фильмы\сорта шоколада\цветы

— он говорит, что ты его родственная душа

— он предлагает переехать к нему через месяц после знакомства

— он постоянно скучает по тебе и окружает тебя повышенным вниманием

— он говорит, что так хорошо, как ты, с ним еще никто не обращался

— он жалуется на то, что его предыдущие женщины недостаточно его любили (они были эмоционально холодны\слишком независимы\не могли и не хотели установить доверительные отношения\хотели только тусоваться, а не иметь семью\хотели слишком много личного пространства)

— он ужасно переживает, если вы ссоритесь, потому что ему безумно плохо без тебя

— и so on

теоретически — это как будто нормальные признаки бешеной влюбленности. теоретически, если ты не самый общительный человек и проводишь время в основном с партнером, ты рискуешь слишком поздно заметить, что тебе повесили на шею удавку и контролируют каждый твой шаг, а уже при попытке потянуть за поводок начинаются пиздюли, сначала опять-таки в виде повышенного тона, потом в виде легких физических проявлений (оттащить за руку от кого-то, толкнуть в плечо), потом уже по полной программе.

  1. дать сдачи, чтоб знал, как руку поднимать

знаете, когда тебя хватает за шкирку здоровый мужик с безумными глазами — это ОЧЕНЬ страшно. в этот момент тебе не до сдачи, если ты не профессиональный боксер, у которого въ**ать — это рефлекторная реакция на любое резкое движение. в этот момент твой мозг обычно слишком озабочен проблемой выживания в потенциально угрожающей жизни ситуации.

это было раз.

два — если вы почитаете книги по домашнему насилию, то все они резонно советуют не злить агрессора дополнительно, силы в любом случае неравны, поэтому если вы дадите сдачи, то семейные разборки с «невинным» рукоприкладством рискуют превратиться в смертоубийство.

а теперь самое вкусное:

  1. почему они не уходят после первого раза? они что, мазохистки?

тут несколько положений:

а) из этого правда очень сложно выбраться — это замкнутый круг из страха, вины и надежды. В первый раз не уходишь, потому что о***ние, шок и кажется, что это какой-то совершенно случайный косяк (особенно, если до этого в течение долгого времени все было совсем розовым и ванильным, как чаще всего бывает с мужчинами, склонными к насилию) и больше такого просто не может повториться, потом надежда, что если ты будешь достаточно хорошей, тебя больше не будут пиздить, потом чувство вины по поводу того, что ты недостаточно хорошая, и надежда, что обязательно помогут психологи, разговоры, большая любовь (т.к. в таких случаях любовь чаще всего ОГРОМНАЯ, т.к. быстро создаются зависимые отношения), потом стыдно признаться окружающим в том, что твой идеальный мужик тебя швыряет о фонарные столбы за то, что ты косо по его мнению на него посмотрела, потом тупо страшно, что если скажешь, что уходишь — просто убьет. или потом найдет и убьет.

б) все вздыхающие «ну мне этого мазохизма не понять» часто не принимают во внимание следующую простую вещь:

это не какой-то незнакомый дядька, который пришел и дал вам по роже в трамвае. и не злобный агрессивный тролль (иначе никто бы с ним и встречаться не начинал).

это всегда — родной человек, которого вы любите, с которым занимаетесь сексом, делитесь самым сокровенным, которого привыкли считать своей семьей и с которым привыкли чувствовать себя в безопасности.

и вот ОСОЗНАТЬ, что ТЕПЕРЬ это — злобный агрессивный тролль, а не родной любимый человек, более того, что отныне он уже НИКОГДА не будет родным любимым человеком, которого вы знали (да, вы еще не забывайте, что в перерывах между приступами агрессии, которые бывают многомесячные, родной любимый человек всегда возвращается, часто в тройном объеме любвеобильности и заботы) — это пиздец сложно и долго. и это вообще не дело одной зуботычины.

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.