Техника безопасности. И финальное. Нож и вилка. Тарелочка с каёмочкой.

Или сага о невротической раскачке. Извините, будет грубо.

Для начала – что это вообще такое. А это то, на чем основан феномен Базермана.

Феномен Базермана в действии.

Каждый год профессор Макс Базерман продает студентам MBA из Harvard Business School двадцатидолларовую купюру намного выше номинала. Его рекорд – продажа $20 за $204. А делает он это следующим образом.

Он показывает купюру всему классу и сообщает, что отдаст $20 человеку, который даст за нее больше всего денег. Правда, есть небольшое условие. Человек, который был сразу за победителем, должен будет отдать профессору ту сумму, которую он был готов отдать за $20.

К примеру, два самых высоких бида («бид» — это «ставка», а «бидить» — «ставить».) были $15 и $16. Победитель получает $20 в обмен на $16, а второй человек должен будет отдать профессору $15. Таковы условия.

Торги начинаются с одного доллара и быстро достигают $12-$16. В этот момент большинство студентов выпадают из аукциона и остаются только два человека с самыми высокими предложениями. Медленно, но уверенно аукцион подходит к цифре $20.

Понятно, что выиграть уже невозможно, однако проиграть тоже не хочется, ибо проигравший не только ничего не получит, но еще и вынужден будет заплатить профессору номинал своего последнего бида.

Как только аукцион переходит рубеж в $21, класс взрывается смехом. Студенты MBA, якобы такие умные, готовы выплатить за двадцатидолларовую купюру выше номинала. Действительно, комично и очень точно описывает поведение держателей степени MBA.

 

Однако аукцион продолжается и быстро доходит до 50 долларов, затем до 100, вплоть до $204 (последняя цифра — рекорд Базермана за свою преподавательскую карьеру). Кстати, во время тренингов профессор проделывает тот же трюк с топ-менеджерами и CEO крупных компаний – и всегда продает $20 выше номинала (полученные деньги тратятся на благотворительность).

Поначалу все студенты считают, что у них есть возможность получить халявные деньги. Ведь они не дураки и не станут платить больше двадцати баксов за двадцатидолларовую купюру. Однако как только торги доходят до $12-$16, второй человек понимает, что ему грозит серьезная потеря, поэтому он начинает бидить больше, чем собирался, пока аукцион не доходит до $21. На этом этапе оба участника потеряют деньги. Но кто-то потеряет всего доллар, а кто-то двадцать. Чтобы минимизировать потери, каждый человек старается стать победителем. Однако эта гонка приводит только к тому, что оба участника аукциона теряют все больше и больше денег, пока размер потерь не достигает такой суммы, что глубже копать яму просто не имеет смысла.

Таким образом, желание получить халявную двадцатку оборачивается потерями. Самое интересное, что есть масса данных – особенно на фондовом рынке и в казино – которые показывают феномен Базермана в действии. Человек начинает терять деньги. Вместо того, чтобы зафиксировать убыток, он надеется, что сможет отыграть проигрыш – и практически всегда теряет все больше и больше денег.

И для экономиста-то это, конечно, феномен, — а вообще это явление, которое можно наблюдать в очень многих областях человеческой жизни. Это она, невротическая раскачка, лежит в основе ответов на многочисленные «почему?», неизбежно приходящие в голову при виде нелогичного поведения жертвы в ситуации насилия, как и при виде явно контрпродуктивного характера эффективности насилия. И если бы только. Вот вам классический пример без долларов. Скорая помощь привозит в больницу человека с острым отравлением солеными грибами собственного изготовления. Промывают, прокапывают, спасают. Строго предупреждают выкинуть в помойку весь засол и ближайший месяц от грибов воздерживаться, хоть в соусе, хоть в супе. Через три дня этого же пациента с отравлением того же типа другая бригада не довозит живым до больницы, потому что, вернувшись домой, он оставшиеся в банке грибы, разумеется, доел. Смотрите, как это происходит.

-берем модель взрослого и исходно дееспособного и вменяемого индивида, воображаемую модель на воображаемых батарейках

-просаживаем нашей модели батарейку так, чтобы ресурса едва-едва хватало для продолжения активности без учета качества оной активности

-и помещаем в поле зрения модели дополнительный бонус. Любой. Не очень большой – потому что просев до этого состояния, живой индивид понимает, точнее, ощущает, что на освоения бонуса силенок может и не хватить. Но конкретный и достоверный бонус, вполне осваиваемый в нормальном состоянии.

-как только наша модель за бонусом потянется, мы его чуть-чуточку отодвигаем. И модель снова тянется. А мы его отодвигаем чуть дальше, чем в предыдущий раз. И модель тянется снова. Если начать равномерно двигать бонус (а на самом деле – приманку) после третьего или четвертого ее отодвигания, модель за приманкой пойдет, причем будет придерживаться скорости приманки, даже если у модели батарейка уже практически на нуле. Упадет модель, заметьте, только после того, как приманку уберут из поля зрения. Ну или если позволить модели до приманки в какой-то момент дотянуться.

И чем дольше будет продолжатся эта ситуация, тем больше модель будет мотивирована дотянуться до приманки.

При этом, если модель недостаточно сильно для возникновения эффекта просажена по кондициям ниже допустимого уровня, то после второй неудачной попытки достать приманку, модель ее бросит и вернется в исходный, предшествующий встрече с приманкой, режим.

А если модель просажена по кондициям чрезмерно сильно, она приманкой не заинтересуется или попытается ее атаковать, а не добыть (так усталые и раздраженные люди пинают подбрасываемый им на улице кошелек на проезжую часть, к досаде мошенников).

НО! Как сагрессировать на приманку, так и игнорировать ее, может только индивид, который в принципе знает из опыта о том, что ему доступны, кроме текущих кондиций ( воспринимающихся им как «слегка недостаточные» и на деле являющихся критично дефицитарным состоянием) еще и другие кондиции. А индивид, знающий из опыта как норму именно тот вариант кондиций, в котором этот трюк с ним сработает, будет исправно ловиться каждый раз. На двадцать баксов. На банку грибов. На «кожа – не одежа, само заживет». На идею «пока все равно дома, займись хозяйством». На «да обойдется», на «мы же нормальные люди, мы договоримся», на «он просто не понимает, надо объяснять» — на всю вот эту чушь.

Со временем он научится бояться предлагаемых бонусов, и бояться тем сильнее, чем более они ему желательны – но так и не отучится на них вестись. И сформирует мышление нищеброда. То есть, мышление человека, который нашел себя на помойке и стоит ровно столько, сколько стоит по рыночной цене все его имущество. Сам он – бесплатное приложение к своей собственности, и не более того. Что такое «интеллектуальная собственность» нищеброд не понимает, и покупая книгу, он покупает бумагу и картон, а не труд автора и переводчика. За пределами стоимости вещи он начинает плавать даже в вопросах рыночной стоимости желаемого им. Поэтому он очень хочет чудес чужими руками за пять копеек и вчера. Нищеброд ценит волевое усилие, и все, что сделано кем-то без видимого им, лично им, кровавого пота, считает халявой. Поэтому любой человек, требующий денег за свою работу, для него кровосос и паразит. Нищеброд не тратит денег на медицину, и поэтому ему виноват и обязан каждый провалившийся по кондициям – но этот провалившийся по кондициям будет вдвойне гадом и сволочью, если позволит себе умереть, потому что нищеброд очень не любит встречаться с последствиями своего нищебродского выбора. У нищебродов очень популярно халявное лечение мочой и молитвой, потому что оно халявное. Нищеброд очень любит чудеса, а в повседневной жизни понимает только силу или угрозы, и не понимает ценности человеческой жизни, поскольку он способен понять ценность только через цену, а «кожа не одежа, зашивать не надо, сама заживет». Нищеброда просто отличить по тому, что именно он способен «просто спросить», а почему бы и не

-заняться диссертацией прямо в больничной палате, все равно же временно не работаешь

-помыть посуду со свежим сотрясением мозга/температуркой под 39/острым отравлением, все равно же в школу не пошла

-обойтись в этот раз без дорогой диетической пищи, вот же рядом «Теремок»/Макдональдс/шаверма

-сэкономить и не покупать новый пуховик, раз старый еще прилично выглядит, никто же не видит, что пух свалялся…

Короче, почему бы не поэкономить на себе, ведь выгодно же получится! И выгодополучатель сам же выгодой потом и воспользуется! Девочки, ВОТ ЭТО и есть мышление нищеброда. А не отказ потратить деньги на престижную побрякушку или поездку в пафосное место только потому, что «там все уже были, и только мы еще нет».

И еще нищеброд очень любит играть в БАГАЦТВО. То есть – поэкономить на себе ради того чтобы иметь возможность совершить престижную трату и всем потом тыкать в нос — «у меня во чего есть! Я теперь как нормальный, а вы все как лохи». А еще лучше – поэкономить на близких ради того чтобы на этой экономии выгадать что-то, что потом можно потратить на подкрепление СТАТУСА. Именно нищеброд купит ребенку игрушку, чтобы спрятать ее за стекло и никогда не дать в руки, чтобы не сломал и не попортил. Именно нищеброд возьмет кредит на свадьбу «чтоб как у людей» и потом будет три года жить впроголодь, выедая мозг партнеру на предмет дефицита средств. Именно нищеброд сначала даст жене по морде за обморок в общественном месте и только после третьей оплеухи сообразив, что ожидаемой реакции как-то нет, начнет думать в сторону «а что случилось-то» (до больнички, кстати, не довезли, отмучилась, счастливица, 29 лет было, на дворе был 96-й, до сих пор тот случай помню)

Нищеброд отличается от прочих людей в скверных кондициях двумя, всего двумя, особенностями.

он считает, что дефицит ресурса как раз и есть нормальное состояние нормального человека, а достаточно сил только у синемордых мохнозубых гадов, которые людей едят (нет, сам нищеброд при этом не будет замечать, что он жрет близких на завтрак, обед и ужин)

он считает, что в дефицитарном состоянии следует экономить что угодно, кроме себя, себя-то всегда достаточно. Кому следует? ВСЕМ. Заявил проблему – ну так трудись, страдай, решай ее! (кто увидел здесь корни ВСЕНОРМАЛЬНО, тот молодец).

Разумеется, если нищеброду дать достаточно ресурса для достижения желаемого им уровня престижа и статусности, он свалится в запредельно высокую тревожность и потеряет возможность ставить цели и достигать их (потому что обнаружит что по его же собственным критериям или он синий и зубы у него не расчесаны, или он умер, и тогда вообще непонятно, что делать). Уважение? Это где?

Закономерно, негативная мотивация в этой парадигме будет более достоверна, и результат, полученный без страдания, будет объявляться неправильным и оправдываться любой религиозной концепцией. Эффективность? Сынок, это фантастика.

Логично, что любой, обладающий чем-то желаемым для нищеброда, оказывается ему должен или кусок своего, или такое же в полном объеме. Свобода распоряжения своим телом и своей сексуальностью? Вы с дуба рухнули?

Естественно, нищеброд будет вас любить тем сильнее, чем длиннее у вас кнут и относиться к вам тем хуже, чем больше вы от него зависимы. Достоинство и порядочность? Не завозили.

Конечно, он будет ориентироваться на радио, телевизор, залетного недогурка ЗОЖ, самого одиозного политика, и именно он выберет штандарт нравственности из тех, кто не только в прошлом, но и в настоящем, публично заявлял и поступал, как минимум, неоднозначно. Этика? В церкви сказали, что это грех.

Ожидаемо, ему будет дело до вашего белья, жилья, политической позиции и позы в постели, должен же он об кого-то подтверждать свою правоту и правильность, а тут вы. Личные границы? Не, он не слышал.

Ах, да: считать он тоже не умеет. Он уверен, что деньги зло, здоровье бесконечно, настоящие друзья не бросят никогда и познаются в беде, а смерть – это наказание за грехи или личный выбор человека. Последствия? Еще раз, как это произносится? Хмммм… а может, обойдется?

Дорогие девочки и сочувствующие. Если вы это узнали в описании, то, скорее всего, вы рядом с этим бывали. Так вот. НЕТ, НЕ ОБОЙДЕТСЯ. НЕТ, НЕ ДОГОВОРИТЕСЬ. НЕТ, НЕ ШУТИТ. ДА, НА САМОМ ДЕЛЕ ТАК ДУМАЕТ. Если вы вдруг думаете, что применение этих же стратегий к себе самой/самому делает их более гигиеничными, продуктивными и полезными для вас — ну, клиника неврозов вас рано или поздно дождется, и там вас даже подлатают. Первый раз. Второй — может быть, и подлатают, а может быть, что дело кончится диагнозом. А третьего у вас может тупо и в лоб не случиться. Просто по причине того, что НЕТ, НЕ ОБОЙДЕТСЯ.

Если вдруг тут кто-то нашел в прочитанном описании себя, то вам на терапию. К психотерапевту. Нет, это не мой уже случай.

И где бы вы себя ни обнаружили, ходите, пожалуйста, опасно, когда вы не в кондиции, потому что когда вы не в кондиции, ВОТ ОНО считает, что вправе к вам подойти. И вести себя оно будет … ну в соответствии со своими привычками и мировоззрением. Почешет об вас свое ЧСВ, если получится. Поиграет об вас в рыцаря или принцессу. Позаботится о вас в меру своего разумения заботы. И железной рукой насадит в вашу голову свои представления о правильном поведении. А правильное поведение – это когда ВОТ ЭТО не встречается со знанием о том, что оно из себя на самом деле представляет. И поэтому возьмите в привычку при малейшей неуверенности в своем самочувствии ходить опасно и не брать на себя лишнюю нагрузку. Вы удивитесь и результату этой практики и тому, как быстро и легко этот результат образуется.

Тарелочка с каемочкой.

Послесловие.

Его бы можно было ограничить одной или двумя фразами, избитыми и всем известными, про бесплатный сыр, который бывает только в мышеловке и про то, что за все, что нам предлагают бесплатно, приходится обычно очень дорого платить, или процитировать бессмертное ЛДНБ (ланча даром не бывает) Хайнлайна, и еще раз сказать, что любой человек, который лезет к вам с помощью без запроса, конечно, может делать это из лучших побуждений, но у лучших побуждений всегда оказываются худшие результаты. Вот только есть один нюанс. Из-за которого послесловие будет длиннее, гораздо длиннее трех-пяти фраз, которыми я хотела бы ограничиться.

Периодически в сети всплывает тема о злоупотреблении специалистом своей властью по отношению к клиенту, в том числе о вовлечении в сексуальную связь, разрушающему все результаты терапии. У Полины Гавердовской в блоге несколько лет назад был размещен текст «Трахнуть клиента» — один из самых резонансных, пожалуй, на эту тему. И все комментировавшие этот текст дружно сходились в оценке такого рода действий, как насильственных по отношению к клиенту. Потому что насилие, напомню, начинается там, где от вас хотят, чтобы вы своими материальными резервами, силами, временем, нервной энергией и прочим ресурсом компенсировали другому разницу между красивой картинкой, существующей в его голове и как-то к вам относящейся, и теми реалиями, сидя по уши в которых, он/а ее себе изобразил/а , и эту грань, девочки, трудно не почувствовать, хотя сформулировать это четко так никто тогда и не смог.

С этой формулировкой вообще печалька и бедочка, потому что «ну не бьет же» и «не так много на самом деле я и потерял/а» обесценивают потери и мешают верно посчитать кейсы. И с этим счастием в виде «да где же тут насилие, да дайте же формулировку» ко мне в почту во время обсуждения темы в сети сыпались эмоционально заряженные послания от людей, не сумевших, прочтя эти буквы несколько раз, осознать их смысл. Что-то мешало им увидеть, что они просят уже предложенное, причем больше одного раза предложенное. Так вот, для них мне в итоге пришлось объяснять еще раз, давайте я и тут повтор оставлю. Насилие начинается там, где появляется мотив «я хочу, чтобы он/а мне сделал/а красиво и бесплатно, потому, что другого я уже не поймаю или не сумею принудить» или, в другой формулировке «я знаю, как тебе надо себя вести и чувствовать, чтобы мне было хорошо».

С учетом этого милого нюанса, становится особенно прозрачно и ясно, почему задача помогающего специалиста в процессе хоть терапии, хоть коррекции – не вестись на эти заявления клиента, будучи в контакте с ним во время обсуждения его кейсов и запросов. Клиент, при этом, вправе заблуждаться и держаться за свои убеждения и иллюзии, как может, и как не может тоже – поскольку он приходит, как правило, со сформированной привычкой к тому, что за него знают хотя бы неправильно, как он должен себя вести. Ну и конечно со знанием, как именно, манипулируя значимым собеседником определенными и известным ему образом, можно получить желаемое, даже не осознавая, а что это он такое хотел, он ли это хотел и кто тут вообще на ком заседал. И пока клиент не пропляшет нужное именно ему количество кругов, выполняя одни и те же социальные па в нужном именно ему порядке – он не задумается о том, а что это он, как тот лось из анекдота, пьет и пьет, а ему все хуже и хуже. И ЭТО ЕГО ПРАВО.

Его право не понимать. Его право надеяться, что обойдется. Его право пытаться объяснять там, где пора послушать, услышать, поверить, потом закрыть рот и унести из этого странного места свою ценную точку зрения (это и есть здоровое поведение, представляете?). Его право не верить, что на самом деле – именно так. Его право изображать себе красивую картинку и натягивать ее на некрасивые обстоятельства.

А помогающий специалист обязан стоять рядом и просто сообщать о том, что происходит и спрашивать, а видит ли это клиент, или он сделал себе это развидеть, и если сделал, то как и зачем. И ориентировать. И снова ориентировать. И опять. И еще. И спрашивать про самочувствие, самоощущение, самооценку и прочие глупости. И ждать, пока клиент проговорит очевидные вещи нужное для осознания количество раз. И видеть, что он сбился -дцатый раз подряд с кондиций на убеждения, надежды и чаяния. И что он опять вместо того, чтобы прислушаться к себе, выполняет ритуалы, обеспечивающие право почувствовать себя… и снова ориентировать и спрашивать про чувства, ощущения и переживания. Собственно, профессиональная этика – она про это. Про «присутствовать, не вовлекаясь» и про «ориентировать, не оценивая».

Но. На психфаке и в меде учат, а не лечат, это раз. Кроме того, и это два, статус специалиста дает право указывать другому, что ему делать со своей жизнью – и это делает возможность сделать самому себе чуть менее мучительно больно за бесцельно прожитые годы, и это два тоже немаловажно. Это причина, по которой некоторые барышни, не закончив терапию в качестве клиентов, идут на психфак: обучение дешевле терапии, и когда ты сам специалист, свою проблему можно не решать. Кончается это обычно довольно быстро и довольно грустно, особенно для клиентской базы такого специалиста. В ряде случаев ситуация быстро становится бесконечно грустной…

Я оценивать, разумеется, не буду. И пальцем тыкать не стану. Потому что профэтика и все такое. И вообще незачем. Но. Если помогающий специалист вовлекается в ситуацию клиента и пытается прожить обстоятельства клиента за него – клиенту лучше бы менять специалиста, потому что следующим шагом он попытается вовлечься в клиента как в человека. И… здравствуй, невротическая влюбленность в фантике «человеческого уважения». Со стороны помогающего специалиста, между прочим. Дальше бывает грязно, очень грязно и еще грязнее. Я знаю случаи, когда вроде как дипломированные вроде как специалисты ухитрялись заключить брак с партнером, который нуждался в наблюдении психиатра на момент знакомства с будущим супругом, и это было очевидно даже неспециалистам. Где были глаза, вы спросите? Ну как где: эффект Базермана сработал, приманка в виде возможности сделать круто другому человеку там, где этот другой сам не справился, и быть целых пять минут молодцом, прямо сейчас маячит перед носом – побежали!

Дорогие девочки. Сочувствующие, кстати, тоже. Имейте, пожалуйста, в виду вот что. Человека, который заинтересовался вами в тот момент, когда вы себе абсолютно неинтересны и не нравитесь, вы интересуете именно в этих кондициях, и прыгнуть выше он вам не даст, пока он рядом. Человека, который обратил на вас внимание в тот момент, когда вы только подумали, что из того, что вам выдали вместо вас еще можно сделать что-то условно приемлемое, может интересовать вовсе не идея помочь вам улучшить свою жизнь. Хотя скажет он именно это. И еще. Отдайте себе, пожалуйста, отчет в том, что если в планку комфорта этого человека поместился такой партнер, каким вы бываете, когда вы себе не нравитесь, то странно ждать от этого человека отношения к себе самому и к вам лучше, чем вы в тот момент были способны к себе отнестись. И заложите это в норму качества – и коммуникации, и жизни с таким партнером. Не нравится, как перспектива? Кивайте, улыбайтесь и незаметно нащупывайте за спиной ручку двери, пока чего не вышло. Потому что за приманку тут – вы. И сейчас вас спасать начнут. От вас и ваших представлений о себе, а заодно и от ваших планов на жизнь. Огнем и железом, причем. И — на всякий случай, если тут вдруг кто особо благородный и гуманный затесался. Если вы пытаетесь сделать другому круто там, где он не справился сам, не сделав предварительно хотя бы клево себе — вы сделаете фигню. Причем сделаете фигню вы, а оплачивать ее будет другой человек из денег, сил и средств, которых у него нет.

На это опирается вся социальная механика религиозных сект и сект ЗОЖ. И это причина, по которой в них столько трупов. И бог бы с ними, секта и есть секта, ее механика и не может быть другой. Но когда это проделывает специалист помогающей профессии – это беда. Я не представляю себе, если честно, уровня общей небрезгливости и безразличия к собственным кондициям, с которого такое можно проделать, пренебрегая профессиональными знаниями, то есть, вообразить не берусь. Для меня это уровень второй половины банки грибов. Или уровень обалденного финского сервелатика, вытащенного из мусорного контейнера, совсем немного просроченного и почти нигде не зеленого. Но это дело мое, личное (вы не хотели знать, что такое моя этика, я помню).

А вам я скажу следующее. Чтобы не попасть в подобную ситуацию (а она действительно считается всем пакетом, как и любой другой кейс ситуации насилия, и плохое и хорошее оказывается частью отношений насилия, и правило «девять десятых объема проблем под водой, и потому не видны» верно для этих случаев тоже – поэтому весь коррекционный или терапевтический процесс идет насмарку, кто бы ни был инициатором этого, кхм, негигиеничного выбора, специалист или клиент), глаза надо держать открытыми. Если вы видите, что для вашего помогающего специалиста нормально в смысле гигиены тела и гигиены общения то, что вы себе не позволяли даже в тех кондициях, в которых вы до него доплелись – спишите в потери деньги за визит и ищите дальше. Если вы видите, что для вашего помогающего специалиста не является смущающим обстоятельством, этически или хотя бы с точки зрения здравого смысла, то, что вас как минимум заставляет задуматься – меняйте специалиста сразу, как только это вам вообще попалось на глаза. Да, эта чушь и эти мелочи – вполне серьезный повод. Нет, не обойдется. Пока вы это все не видите – вам, конечно, годен этот специалист, и на доступном ему уровне он даст вам какую-то поддержку, без которой вам этот уровень не миновать, но как только вы начали замечать – поблагодарите специалиста и замените его. Сердиться и обижаться на вашего специалиста сопровождения – нормальная часть рабочего процесса, а вот если вы чувствуете недоумение в сочетании с брезгливостью – ПОРА ВАЛИТЬ. И кстати – это самый верный признак того, что валить пора, в любой коммуникации. Все остальное, соль, уксус и пряности, будет, если вы пропустите этот маркер мимо внимания. ПОЖАЛУЙСТА, ПОМНИТЕ, ЧТО ЗЛОУПОТРЕБИТЬ ВЛАСТЬЮ НАД ВАМИ МОЖНО ТОЛЬКО С ВАШЕГО СОГЛАСИЯ – И НЕ ДАВАЙТЕ СОГЛАСИЯ. Согласие с насилием начинается там, где вы отказываетесь принимать вашу брезгливость как значимый маркер. Именно ваша брезгливость бережет ваши границы на самых дальних подступах. Уважайте, любите и слушайте ее. Именно она вам помогает сохранить и выстроить верную дистанцию в коммуникации. А без верной дистанции здоровых личных границ, эластичных и прочных, не бывает.

Если ваш специалист вам сказал, что дальше он вас сопровождать не может, потому что у него нет для вашей ситуации навыков, то не надо пытаться объясниться и подстроиться. Поблагодарите специалиста (впрочем, не обязательно) и ищите следующего. А если он сказал, что вы ему интереснее как человек, чем как клиент – скажите – да, всенормально, ядумалэто, нутутпросто, улыбнитесь и быстро выйдите в дверь. Да, вы себя почувствуете неблагодарной сволочью, идиоткой, упустившей свое счастье, синим чулком и тапиром-интровертом, но это будет меньшее из зол. Как и с любым своевременным выходом из ситуации насилия.

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.