Техника безопасности. Итак, киллдозер: как строить, зачем строить и как применять.

Киллдозер строить имеет смысл тогда, когда спасать уже нечего, включая себя самое. То есть, если опираться на известную поговорку «чем круче джип, тем дальше идти за трактором» -время для этого проекта определить очень просто. Оно настает, когда вы понимаете, что вы настолько крутой джип, что услуги трактора стоят больше, чем сам джип в полной комплектации, и что вы приехали — а отношения, которые вас сюда привели, еще продолжаются, и с ними, в отличие от вас, все пока в порядке. Марвин Химейер, человек, пожалуй, эффективнее всех воспользовавшийся такой стратегией с точки зрения социального резонанса, был достаточно крут, чтобы распереться против завода, который уже смял всех остальных жителей его городка, городок назывался Грэнби, если это важно. Заводу, который решил, что городок вполне подойждет для того, чтобы завод комфортно расположился на его месте (всего городка, вы верно поняли), понадобился, в конце концов и тот учасотк земли, который принадлежал Химейеру. Какое-то время он потратил на попытки уговорить земляков не соглашаться и не продавать участки, затем, оставшись в одиночестве, некоторое время сохранял свой участок и свою ремонтную мастерскую за собой. В какой-то момент все подъезды к его участку оказались перекрыты, и он не мог дальше продолжать работать и платить за дом. На основе строительного бульдозера он построил бронированное движущееся нечто, выехал на нем из гаража и фактически, снес с лица земли половину ключевых строений, принадлежащих заводу, после чего покончил с собой прямо в кабине своего бронированного монстра.

Но его финальное решение было до какой-то степени платой за сохранение иллюзии вменяемости земляков, которые до какого-то момента казались нормальными людьми. Химейер потратил слишком много времени на то, чтобы понять, что им не «просто надо подать пример того, что это возможно», и только поняв, что «нормальные парни по соседству» превратились в мохнозубых синемордых тварей, действующих заодно с заводом, он пошел на последний ход, и ответил симметрично.

Интересно, что когда он строил киллдозер (так потом назвали машину, разрушившую городок Грэнби) в своем гараже, он уже это понимал и удивлялся (в записках осталось) тому, что никто не заподозрил неладного, они же все глазами смотрели на эту… штуку. А им просто было «всенормально», пока штука не выехала из гаража и не поползла утюжить город. И мохнозубыми синемордыми тварями они себя совсем не ощущали.

Собственно, вот что он сделал, когда принял и воплотил в жизнь это решение: он признал для себя, что идентичность хорошего парня (стремление быть хорошим парнем для себя и других) его угробила, и решил, по крайней мере, понятным способом возразить напоследок. Пулю в лоб под бронекоробкой получил тот самый «хороший парень», вваливший в продолжение отношений насилия с заводом весь резерв, который у Химейера был, и все активы, которыми он владел.

Так вот, с этого решения и следует начинать, если вы обнаружили, что вы приехали. Нет, «пуля в лоб» — совершенно не обязательный шаг, хотя вам в процессе наверняка покажется, что лучше уж это, чем то, что вы делаете со своей жизнью своими руками. Самое противное, что если вы это все сумеете сделать – вы, с шансами, выживете. А если не сможете – то, без вариантов, нет. Проверено многими. Итак, начинаем.

Шаг один: определите, что именно вы спасали, оставаясь в этих отношениях, и зачем оно вам. То есть — зачем оно вам было

Определили? Круто. Все, что у вас было прикручено к этой ценности, вы уже потеряли. Потому что, во-первых, вы ее самое никогда не держали в руках, и связь с ней осуществлялась только через очередные принесенные ради этой ценности жертвы. Во-вторых, вы сами не знаете, куда и кому вы эти жертвы несли, понятно только, что у вас больше нет ничего, чем вы пожертвовали – и это никак не помогло вам в приближении к ценности. И сейчас, именно когда вы приплыли, и назад уже никак и нечем, эта ценность требует от вас еще одного усилия «вперед» — а там обрыв.

Шаг два: посчитайте, что у вас останется из активов после следующего усилия, если его сделать. Посчитайте активы, которые у вас реально на руках на текущий момент, пока требуемое усилие еще не сделано. А также посчитайте затраты на выход из коммуникации до требуемого усилия и сравните их с потерями, которые оно неизбежно влечет за собой.

Справились? Прекрасно. Выбирайте худшее для вас, оно на самом деле и будет лучшим. Если вы сумеете одним движением превратить ситуацию в однозначный, очевидный и кромешный пиздец – она, по крайней мере, станет однозначной и прозрачной для всех, кто еще вменяем и дееспособен. Если вы видите, как это сделать, вы знаете и путь решения этой задачи, но главное – вы видите партнера по коммуникации. Не «самадуравиновата», не «ойслучилосясамо», а побои, или изнасилование, или грабеж, или мошенничество на доверии, или шантаж и угрозы, по ситуации. И значит, есть тот, кто это проделал, а не вы сами собой волшебным образом повредились об воздух.

Шаг три: внимательно посмотрите, кто ваш партнер по игре и какие его ценности или значимые убеждения вы реализуете своим поведением.

Увидели? Отлично. Это и есть цель, которую ваш киллдозер должен раскатать в пыль и щепки. С целью будут сложности. Она на самом деле виртуальная, и для того чтобы ее раскатать, нужно уничтожить вещественный символ, являющийся ее подтверждением. Иногда это активы, иногда это возможность второго участника ситуации реализовывать какую-то деятельность (как правило, именно в ваших личных границах), иногда это какие-то ценные планы, иногда что-то еще, но помните: ОТ ВАС В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ ДОЛЖНО ОСТАТЬСЯ МЕНЬШЕ, чем от этих планов. Выживете – потом восстановитесь. Если попробуете поэкономить себя – не выживете точно, потому что чинить все поломанное будете вы, за собственный счет, и еще моральный ущерб платить заставят. Ваша задача выйти из отношений, а не поменять их.

Шаг четыре: постарайтесь выбрать такое действие, которое одномоментно отнимет у вас возможность реализации идентичности, поддерживающей отношения и перекроет партнеру по отношениям возможность строить эти отношения с кем-то еще, по крайней мере, возможность сделать это так же легко, как получилось с вами.

То есть: в случае физического или сексуального насилия вы идете СНАЧАЛА В ТРАВМУ, ПОТОМ (если потребуется) В ПОЛИЦИЮ, потому что телефонограмма надежнее вас лично, и только если в полиции попробуют ее потерять, то есть, дознаватель не появился в течение 35-45 суток, вы начинаете выяснять, была ли она и куда она делась.

То есть: в случае продолбанных планов из-за (спасибо партнеру) провала по здоровью, вы занимаетесь СНАЧАЛА ЗДОРОВЬЕМ, ПОТОМ ЛИЧНЫМИ ПЛАНАМИ, ТОЛЬКО ПОТОМ ОБЩИМИ, если они к тому времени еще кому-то будут интересны. При этом пытаться уворачиваться от самого провала по здоровью ни в коем случае не надо, потому что если обошлось, то можно продолжать, и продолжать он будет до тех пор, пока не упрется в «НЕТ, НЕ ОБОЙДЕТСЯ».

То есть: если это вы себе напланировали двенадцать пятниц на неделе и отработав пятую, понимаете, что, с шансами, у вас не хватает сил на важный экзамен, или ценную встречу, или нужный обучающий семинар – ИДИТЕ ВСЕ РАВНО, получите этот провал и встретьтесь, наконец, с той идентичностью, которая так вам дорого обходится. Возможно, после этого у вас, наконец, хватит сил принять решение перестать ее подкреплять такой ценой.

То есть: в случае «нечаянно получившегося аврала» (спасибо коллегам и начальству) вы или херите все к бениной маме в ту же минуту и увольняетесь хоть тушкой хоть чучелком, или объясняете, что все, включая директора, сейчас идут путем всех вещей и никто не лезет вам под руки, когда вы работаете, а доделав, вы честно и грозно вызываете скорую и уезжаете на больничный, заявление об уходе отправите потом по почте заказным письмом с уведомлением о вручении.

То есть: если вы просили не брать вашу, допустим, посуду, и у вас на глазах человек ее все-таки берет, а в ответ на замечание говорит что-то в ключе «ну и что, мне же надо было», то предмет сервировки вынимается из чужих рук сразу и сандалится об пол в куски, и пусть человек этот скажет спасибо, если там еды не оказалось.

Да, кстати: все, вчуже верещащие про деструктивное поведение и саморазрушающие наклонности при виде этих решений, должны быть помещены в категорию насильников сразу и однозначно. Не надо объяснять. Не надо доказывать. Надо дистанцию увеличивать любым доступным способом. Если вы слышите это же от партнера – значит, не рассчитали, слабовато ему прилетело, надо еще раз. Если есть спорный предмет – уничтожьте предмет, особенно, если партнер привык считать, что предмет вам ценен. Если есть область совместной деятельности – отдайте ее или закройте вовсе. Если вы не слышите, или партнер не в состоянии говорить – вот это самое оно, так и должно быть после использования киллдозера.

Годным, то есть, удовлетворительным, итогом этого шага является такое положение вещей, при котором вам уже все равно, что он там говорит, до полного неразличения смысла в звукоряде, или он не в состоянии вложить в звукоряд какой бы то ни было смысл. ОН БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ, ОН НЕ МОЖЕТ. Неважно, почему не может: не в состоянии или потерял объект в вашем лице. Главное, что его напряжение осталось при нем, и он теперь сам будет с ним разбираться, как умеет, а не в вас его сливать

Если совсем кратко, то стратегия базируется на следующей идее. Если ваши личные границы проломили и не остановились на этом, то лучшим способом избавиться от агрессора будет сначала позволить ему зайти достаточно далеко, чтобы неизбежно получить повреждения от его же собственных действий, разрушающих вас, а затем спокойно принять эти разрушения, как способ и метод навсегда избавиться от повторения такой ситуации — и этот метод работает, потому что он блокирует ваши стратегии, комплектные к поведению агрессора, раз и навсегда. Стратегии эти, как правило, поддерживают фиктивные идентичности и базируются на эффекте невротической раскачки, про которую поговорим, когда будем обсуждать ТБ, если это можно так назвать.

Но имейте в виду, что вас за это попытаются очень громко не любить. Этот будут в первую очередь те, кто имел на вас планы как на еду, во вторую – те кто был намерен, осознанно или не очень, почесать об вас свои фиктивные идентичности, и в третью очередь те, кто все еще пытаются упихаться в дискурс, а тут вы со спецэффектами. Вой в любом случае будет до небес. Да и плевать. Пусть воют. Хуже, чем они с вами уже поступили, они не могут. Потому, собственно, и расстроены.

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.