Начало финала. Дискурс и как с ним не быть.

Вы там себе пустырничка сразу накапайте, кто в себе не уверен. А пока он подействует, я для начала скажу еще пару слов для тех, кто на броне и до сих пор не понял, почему с дискурсом не надо быть. И это будут крайне неприятные слова, я вам всем очень сочувствую.

Быть с дискурсом не надо по следующим причинам

если вы осознаете себя как личность, вы в него не поместитесь. Если вы в него поместитесь, личностью вы быть перестанете. Кроме шуток. Весь ваш жизненный опыт, который как-то поддерживал и формировал ваши идентичности, то, что делает вас — вами, станет набором штампов, в ответ на которые вы можете ждать в лучшем случае определенной, всегда одинаковой, позы и выражения лица у собеседника. Если вы захотите чего-то больше, на вас уставятся крайне недоуменно, и на этом самом лице у собеседника отразится тяжелая и неприятная мысль: «я же тебе уже сплясал, чего тебе еще?». В ответ на это вам придется выполнять настолько же осмысленные и содержательные ритуалы каждый раз, когда вам будут предъявлять какой-то речевой штамп.

быть С дискурсом у вас не получится, и ни у кого не получится, получится быть только В дискурсе (поставьте тут галочку, она потом пригодится) при этом собой вы себя ощущать не будете, а будете себя ощущать более или менее (и чаще — менее, нежели более) пригодной и качественной частью некой общности Кстати, ваша пригодность как части целого будет вас заботить больше, чем ваш комфорт, все ваши эмоции будут ориентированы на пригодность в качестве части общности, а не на ваши цели и ценности, которых у вас тоже не будет, будут только цели и ценности общности, пригодной частью которой вам важно будет быть.

одобрение и принятие вы при этом будете получать только тогда, когда вам удастся проявить себя как особо пригодная часть общности, но в качестве одобрения вам будут предложены все те же лицевые пляски, и не более; силы и нервы на доказательства пригодности, тем не менее, уйдут вполне реальные, и в ощутимом объеме. Отдельно отметьте себе то, что общности этой на вашу пригодность будет глубоко плевать с очень высокой горки, а ваши прыжки ей будут ценны только затем, чтобы значимость свою почесать. И следующий прыгнувший станет героем даже не потому, что прыгнул выше, а потому что ваши пять минут славы уже прошли.

если вам удастся поместить себя в дискурс, ваша критичность станет работать на то, чтобы вы из него не вывалились, и это будет происходить 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, а ваш контроль будет работать на интересы общности, а не на ваше благополучие. Что это значит? Это значит, что все лохотронщики и уличные попрошайки будут ваши, все продавцы жужжалок в… допустим, ухе – будут звонить именно в вашу дверь, и на каждого из них вы будете тратить свое личное время, объясняя ему, где именно вы его видели, и радуясь каждому найденному уникально остроумному ответу так, как будто от этого зависит судьба вашей личной предвыборной программы.Хотя на самом деле даже он, частица придонного слоя, вас забудет, как и любого другого, вне зависимости от результата коммуникации, минут через десять после того, как он получит от вас всем известный адрес или ваши кровные рубли, все равно что.

… и это мы еще до вопроса про М и Ж не дошли. А уже — сколько счастья, и какие зияющие высоты нам открываются. Ну что же, надеюсь, что пока вы досюда дочитали, капельки уже впитались, и можно переходить к конкретно теме М и Ж в вопросах дискурса.

Все ли догадались, что все вышеперечисленное работает и в области межгендерных отношений? На большее я не надеюсь, и нет, я не настолько наивный чиж, чтобы решить, что большинство читающих сможет самостоятельно пересчитать это в конкретику. Давайте я вам лучше сама распишу. А вы следите за ходом решения.

если вы осознаете себя как личность, вы в него не поместитесь. Если вы в него поместитесь, личностью вы быть перестанете. Это значит, что если вы решили побыть Мужчиной для своей избранницы/Женщиной для своего избранника, вы можете положить в карман все, что не лезет в дискурс. А лезет туда очень мало что, причем влезшее между собой крайне странно сочетается. Если попытаться все-таки картинку собрать, то пара получится престранная. На втором плане маячит она в рыболовной сетке из блесток, с аккуратно уложенными в высокую прическу роскошными локонами до пояса, закрывающими всю декольтированную спину. Она вся из себя целомудренная и скромная, по одному ее молчанию угадывается пара высших образований и кандидатская степень, а по загадочной улыбке — трое детей и прекрасные отношения с родителями, свекровью и начальником. На переднем плане он. Он в брутальном джинсовом фраке, кожаных штанах с тщательно отглаженными стрелками, еще на нем берцы военного образца и роллекс с пацификом, который, нет-нет не украшение, конечно же, а символ его гуманистических ценностей — пацифик на циферблате видели? да, от Картье, конечно, кто бы сомневался, мужики же не любят украшений. А по презрительному взгляду выше макушки зрителя можно угадать глубокую интеллигентность и безукоризненные манеры.

Что, нравится? И это я еще не все собрала. А вы как хотите, так и раскорячьтесь, чтобы соответствовать. А иначе — нет, не Ж. И не М. И не претендуйте даже. А если раскорячиться даже удалось, то это еще не все неприятности. Ваши милые сердцу цветы-коты, книги по истории литературы или медицины, пять языков свободно, музыка, горные лыжи, арт-проект, далее списком… проститесь с этим. Оно не влезло. Прячьте как следует, может, еще обойдется, если не предъявлять и даже не намекать на наличие этих странностей. Ах, вылезло и показалось наружу? Все, не Ж. И не М. И закройте рот, вы второсортное убожество.

Быть С дискурсом у вас не получится, и ни у кого не получится, получится быть только В дискурсе; при этом собой вы себя ощущать не будете, а будете себя ощущать более или менее пригодной и качественной частью некой общности. Понятно, что если для того чтобы быть в дискурсе, надо решить задачу типа «синий-синий презеленый красный шар» — и ладно бы, если бы это надо было купить, его же надо сделать, из себя причем — то быть в дискурсе нереально. И следовательно, быть Ж или М (кем вам там хочется) невозможно, можно только более или менее достоверно казаться, ощущая себя при этом несколько муляжом. Некачественность натуральной розы и живого соловья, да-да-да, большой привет Андерсену. Причем, чем больше вы будете делать для того, чтобы произвести качественное впечатление, тем более натужно и нелепо вы будете себя ощущать. И чем более натужно и нелепо вы будете себя ощущать, тем больше подтверждений снаружи вам потребуется для того, чтобы продолжать пыжиться.

Одобрение и принятие вы при этом будете получать только тогда, когда вам удастся проявить себя как особо пригодная часть общности, но в качестве одобрения вам будут предложены все те же лицевые пляски, и не более; силы и нервы на доказательства пригодности, тем не менее, уйдут вполне реальные, и в ощутимом объеме. … девочки. Ну если честно-то — кому из вас и когда было легче от того, что вас признали Настоящей Женщиной? Учитывая обстоятельства, в которых это обычно произносится, и роль в нашей жизни тех персонажей, которые нам это говорят — это же очень мало греет, и довольно бледно светит. Кружка какао и пара подушек под спину гораздо лучше и осмысленнее. Или, например, под настроение осенними листьями в парке покидаться. Да, кстати, сочувствующие — кому из вас пришло бы в голову отдать даже не бифштекс, а хотя бы яичницу с ветчиной, за слова «ты настоящий мужчина»? И кстати, про какао и яичницу с ветчиной:

Если вам удастся поместить себя в дискурс, ваша критичность станет работать на то, чтобы вы из него не вывалились, и это будет происходить 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, а ваш контроль будет работать на интересы общности, а не на ваше благополучие . Вы понимаете, что для тех, кто один раз клюнул на эту приманку, следующие жертвы ради точно таких же бессодержательных лицевых плясок будут больше?

И это все было бы всего лишь смешно и трагично, если бы не следующий, вполне закономерный шаг. В тот момент, когда сил на следующий прыжок не хватит, похвалу, за которую индивид привык прыгать, он выдерет из глотки хвалящего с зубами. Или сдохнет, пытаясь допрыгнуть до нее, потому что она жизненно необходима: не получив ее, нельзя ни спать, ни есть, ни все прочее. То есть можно, но… как бы в долг.

В этом месте можно начинать говорить о том, где же проходит та черта, за которой уже становится опасно. Но говорить о ней я буду чуть позже. А сейчас еще две скверных новости. Сначала – феминисткам, адресно. Уважаемые! Абсолютно серьезно и честно: я очень уважаю вас всех за все, что вы делаете, и благодарна за то, что вы это делаете, потому что если не делать ХОТЯ БЫ ЭТО, будет совсем плохо. Но есть ряд фатальных ошибок в подходе к обсуждению насилия как явления, тиражируемых именно феминистками. Из которых первая и самая близкая к предложенному материалу — определение «дискурс насилия». Дискурс не может быть никаким другим, «дискурс насилия» это «масло масляное».

Дискурс — это безмыслие, и ничем другим он быть не может. Дискурс — это отсутствие места в голове для какой-либо другой формы поведения, кроме «всенормально» и «ачоясделалто», что бы ни вытворил носитель дискурса. И если речь идет о носителе дискурса, а не о личности, то говорить ему про то, что его поведение («чобля?? мое — что??? хто здеся?») кому-то вредит — как минимум бессмысленно, потому что там нет никого. ОБ ЭТОМ надо говорить, а не создавать у людей иллюзии, что с той стороны черты есть кто-то, способный услышать. Там. Никого. Нет. Что с этим нужно делать С МОЕЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ, я дальше обязательно скажу, в том числе и потому, что по моему опыту работы с клиентами, это действительно работает. А в остальном — вы правы. Да, насилие. Да, опасно. Да, смертельно опасно. Да, надо информировать. Да, постоянно. Практически не закрывая рта.

А теперь пара нежных слов сочувствующим. И дамам, не замеченным в причастности к феминистическому движению, тоже. Милые мои. И где-то даже любимые. Пожалуйста, отдайте себе отчет в том, что каждый чертов раз, когда вы, не думая, лепите расхожий речевой штамп, вы этим самым поддерживаете убийц и насильников. Даже если вы после этого потратите на объяснения, что именно вы имели в виду, времени в сто раз больше, чем у вас ушло, чтобы выплюнуть этот речевой штамп из себя — объяснениям этим грош цена в базарный день, потому что В ДИСКУРС НЕ ЛЕЗУТ ОБЪЯСНЕНИЯ, ОН ИЗ ШТАМПОВ СОСТОИТ, для всего остального он слишком узкий и плоский. Пожалуйста, запомните прочно, а если не можете, то запишите себе, что каждый случай, когда вы, не думая, ляпнули то, что молотят все — сексистскую шуточку, или «самадуравиновата» в адрес жертвы насилия, или «настоящий мужчина/настоящая женщина должен/должна», или «ненуачонормальноже» в адрес патриархально ориентированных законодательных инициатив — какие-то ублюдки, поящие несовершеннолетнюю девчонку клофелином в вине, становятся увереннее в своем праве насиловать, потому что с их точки зрения и вы тоже согласны с их действиями. Вы можете после этого что угодно говорить про то, что насиловать нельзя и это преступление — для них эти речи будут не более чем лицевыми танцами. Они это и сами скажут, если их спросить. Вы вчитайтесь в смысл фразы: «насиловать нельзя, конечно, но если она была пьяна, пришла сама и не возражала – они в своем праве». Где здесь «насиловать нельзя»? Это фантик, прикрывающий «они в своем праве», и не больше. Так и работает речевой штамп. Для носителей дискурса поддержка их действий, осуществляемая посредством пользования речевыми штампами — как раз значимая положительная обратная связь. Одобрение и согласие с ними.

Отдайте себе отчет в том, что это не феминистки атакуют ваши права на женское счастье/мужскую удачу в личной жизни, а лично вам бы хорошо задуматься, как она выглядит именно для вас, а не греметь в голове жетончиками речевых штампов. И кстати: если у вас тема без штампов не думается — не думайте на нее вовсе. Особенно на эту. Потому что речевые штампы без содержания и осмысления — это и есть дискурс, а дискурс — всегда насилие. И ничем другим он быть не может. По определению.

И я очень надеюсь, что самые нервные догадаются сейчас отложить текст или отойти от монитора и подышать.

 

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.