Начало финала. А теперь — еще смешнее: об ожиданиях и их роли во всем этом цирке.

Потому что роль-то на самом деле ведущая. И играет первую скрипку в формировании мотива, действуя из которого человек может зайти дальше, чем следовало бы и имело бы смысл. Причем, и с собой, и с другими.

Для начала давайте определимся в том, что такое эти самые ожидания. Наши ожидания — это наши представления о самом желательном варианте будущего, явленные нам в образах и эмоционально насыщенных реакциях на эти образы. Такая картинка в сверкающей рамке, с изображением чего-то, что очень бы хотелось, и вы даже знаете, что оно бывает, но далеко не каждый день. Самые эмоционально заряженные ожидания, как правило, связаны с образом некого будущего, которое когда-либо в прошлом почти удалось получить, или были достоверно получены кем-то другим, известным ожидающему; неважно, как близко ожидающий знал получившего.

Вообще-то они штука полезная. Потому что позволяют расширить представления о принципиально возможном и, следовательно, сформировать намерение сделать это «принципиально возможное» для кого-то абстрактного возможным именно для себя. НО! «вообще-то» имеет отвратительную привычку отличаться от «в частности» в неясную для хозяина головы, в которой это все происходит, сторону.

Причем вчуже-то все отлично будет видно: и что картинка привлекательна данной конкретной голове по причинам вполне определенных дефицитов шкурно нужных этой голове (и всего, что к ней прикреплено) материалов, средств и прочих предметов и реквизитов, кои мы для просторечия совокупно определяем как «ресурсы», и что голова сформировала именно эту картинку только потому, что то, что ей шкурно нужно, она уже забыла как называется, а это, надуманное, ближе и понятнее — или даже (и для нашей темы это вероятнее) просто потому, что голове понравилось удовлетворенное выражение на морде у другой головы, которая то же самое ела, на себя наворачивала или намазывала или как-то иначе присутствовала в визуально похожей картинке. Правда, есть и третий вариант, к теме он близок и боком ее касается, это случай, когда голова четко запомнила, что вот это желаемое (непомнюкакэтозовут) бывает только после «а», «б», и «в», и хочет «а», «б» и «в», потому что это путь к тому, что на самом деле хочется, но чего ни разу не удалось получить, потому что на полпути к «б» или на четверти пути к «в» всегда случалось что-то, из-за чего приходилось начинать все сначала. И это тоже вчуже будет отлично видно, хотя голова будет упорно поворачиваться только в известную сторону.

Вы уже поняли, что такое «вроде бы потребность» и почему вокруг нее (на самом деле — в связи с ней, но изнутри головы это «в связи» ощущается как «вокруг») так легко возникает состояние перенапряженного желания? если да, то едем дальше.

Ожидания — это то, что определено и существует в голове как образ, и очень большое везение, если личный опыт человека позволяет ему сформировать образ желаемого, хотя бы как-нибудь, какими-нибудь окольными тропами, связанный с его потребностью. Спасибо телевидению, прессе и рекламе за то, что теперь мы можем использовать гораздо больше прямо готовых прямо образцов для формирования ожиданий, уже классных, блестящих и лаковых, вкусно снятых и шикарно поданных. Тем труднее нам понять свою потребность, если она случайно вдруг не попала в пул того, что сейчас рекламируется или обсуждается. Но. Фиг бы с ним, если это просто еда (ее, в конце концов, можно не есть) или одежда (примерили, убедились, что сидит, как на корове седло, отнесли на сборный пункт Армии Спасения и забыли), гаджет можно сдать в магазин, косметику выкинуть… а что делать с людьми? Вот она, картинка из фильма «красотка», финальный кадр, где Ричард Гир с розой в зубах поднимается к своей даме по пожарной, что ли, лестнице. И вот те на! «ты меня не любишь, ты ко мне по водосточной трубе ни разу не влезал, а вот в кино! вот там любовь!» Или наоборот: «я старался, я так старался, я к тебе даже по пожарной лестнице, а ты… не ценишь ты мою любовь» — и это еще вполне ванильный вариант, так сказать, учебный пример. Реальные бывают несколько более перчеными, поскольку в образе ожидаемого картинка из фильма соединяется с доступными из опыта реалиями (замещая собой самые неприглядные их части), и амортизация этих неприглядностей (которые ТЕПЕРЬ вполне можно терпеть, поскольку они не видны) приходится — правильно! на долю партнера по отношениям!

И начинается кромешная жуть, бытовая и обыденная как плесневелый хлеб, и в жути этой тот, кому партнер неловким движением плеча разрушил его хрустальную сказку, стоит как оплеванный и чувствует себя однозначно и несомненно изнасилованным, а партнер, сука бестрепетная, не понимает в чем дело, или нарочно (стоп! почему «или?» нарочно, конечно нарочно, или из-за злокачественных нарушений в психике) делает морду кирпичом и отказывается брать на себя отвественность за всю душевную боль и отчаяние в связи с разрушенными планами и потерями, произошедшими, конечно же, по его вине, потому что сам пострадаец сделал все для реализации своей хрустальной мечты (об партнера, конечно же, а как еще-то?), а в ответ вместо красивой картинки и щастья-щастья — слезы и горы битого стекла, и все по вине твари, которой плевать на чужое доверие и которая способна растоптать чужие чувства…

Сочувствующие, наверняка, передернулись и вздрогнули, вспомнив пролетавшие мимо коллизии такого рода, как правило с участием девочек в роди пострадайцев, обвиняющих всех мужиков от Адама начиная во всех смертных и бессмертных грехах, а заодно в применении непростительных заклятий и бог знает еще в каких гнусностях. Успокойтесь, сочувствующие. Я, понаблюдав за коллизиями вокруг некоторых сообществ, могу сказать уверенно, что друг с другом девочки так тоже поступают. И тем, другим, девочкам, которые готовы брать на себя ответственность за себя и свои ожидания, приходилось стоять в лыжах на асфальте, чувствуя себя железнобокими уродами без сердца и совести, рядом с рыдающим эфирным созданием, в отношении которого подруга не оправдала… не догадалась… не была в достаточной мере то, это и третье… И вы, девочки, тоже успокойтесь. Я знаю, что те из вас, которым прилетало по зубам от любимых, и которые себя находили хоть раз вот здесь или близко к границе этого места, понимая, где они находятся, но напрочь не понимая, как отсюда теперь выбираться, перед тем, как осознание к ним приходило, видели перед собой страдающее эфирное создание, обвиняющее вас свистящим мужским фальцетом или хриплым баритоном в том, что вы, железнобокое и бессердечное чучело, разрушили надежды… растоптали лучшие чувства… и кстати, так прошлись по мужскому достоинству своими коваными сапогами, что эрекции теперь у эфирного создания не будет никогда, и все из-за вас, баб… после чего искры-то из глаз и полетели, если особо не повезло. И даже если вам повезло, и ваши кости с зубами целы, то эфирное создание вправе требовать компенсаций, и вы еще попрыгаете, чтобы восстановить утраченное доверие — и, кстати, за сдержанность в проявлениях извольте доплатить отдельно. Сами угадывайте, чем и в каких размерах, и только попробуйте недодать. Успокойтесь, девочки. Знакомые геи мне рассказывали, что друг с другом мальчики себя тоже так ведут. И гетеронормативные от всяких прочих в этом если и отличаются, то только, увы, в худшую сторону, поскольку ссылаясь на свою «нормальность», могут зайти дальше — и в дружески-приятельских отношениях тоже.

Что, запутались? перестали понимать, что такое насилие в отношениях?

А все просто: насилие начинается там, где от вас хотят, чтобы вы своими материальными резервами, силами, временем, нервной энергией и прочим ресурсом компенсировали другому разницу между красивой картинкой, существующей в его голове и как-то к вам относящейся, и теми реалиями, сидя по уши в которых, он/а ее себе изобразил/а. В том числе и в отношении вас, но в первую очередь для себя и ради себя. А мордобой, сексуальное, экономическое и психологическое насилие, материальные, временные и моральные потери — это уже потом. Оно конечно маркеры, и значимые, но без вот этой координаты они «как дышло: куда повернули, так и вышло». И начинать оценивать надо — с этого момента.

Да, тот, кому поломали ожидания, страдать будет громче и отчетливее, потому что он знает, без чего остался. Но этот маркер говорит нам минимум о двух вопросах, которые следует задать, хотя, возможно, и не вслух.

1) если ты, друг дорогой, навесил ожидания на партнера по отношениям, значит, в свои личные границы ты его пустил/а сам/а, и ты пускал/а в личные границы не человека с его богатым внутренним миром ТМ, а вешалку для своих ожиданий. Где были глаза в этот момент и зачем они там были — вопрос открытый.

2) если ты, друг дорогой, так страдаешь от крушения одной конкретной картинки с ожиданиями, то… а что у тебя с остальными потребностями? и этот ли партнер по отношениям перекрыл к ним доступ? точно-точно он? А сколько времени ему на это потребовалось? и ЗАЧЕМ ты все это время был/а рядом с человеком, который все это с тобой проделал? И что ты сделал/а, чтобы этого не произошло?

И с этих двух вопросов мы и начнем дальше разговор о безопасности в отношениях и о профилактике насилия в отношениях.

©Все права соблюдены. Любое использование и изменение текста без согласия авторов является нарушением законодательства РФ.