Терпячка. Третья статья Ольги Книзе

Про терпячку, окончание.
Остались несколько самых интересных моментов..
«Терпи, чтобы я мог В ТЕБЯ ВЕРИТЬ». Во всем многообразии: «шов на стопе без анестезии потерпеть не можешь? а рожать как будешь?», «Ты же мальчик, а это просто сверло прошло щеку насквозь, что ты так орешь?», «Обморок на лестнице у учителя? Плохая работоспособность у учителя! Нет, печеночная колика не повод, доведет два часа, потом пойдет домой и по дороге зайдет в поликлинику, в школе «скорой» делать нечего, только детей пугать», «золотко, пойди найди папу и приведи его домой, если он в состоянии передвигаться» или «как ты смел бросить пьяного в дым отца лежать на улице одного? Ты предатель!» (предателю 10 лет…) «Я вижу, что тебе задрали юбку, молчи, сейчас мы выйдем из автобуса и пойдем пешком, дотерпи до остановки». «Он НЕ МОГ УМЕРЕТЬ от кросса в противогазе! У подростков 16 лет не бывает заболеваний сердца!» (руководитель сборов для старшеклассников на суде, со скамьи подсудимых).

«Если он круче меня, значит, у него терпелка больше» — и уважение Другому не по факту его существования, а за результат, которого никак не добиться самому, потому что все силы в терпелку и вгроханы. Интеллект вместе с иммунитетом, внимание вместе с волевым ресурсом, память вместе с активностью и креативностью, да просто воля к жизни и связь с собой, наконец. Все там, все в этой чертовой мясорубке невыполнимых по сумме требований, с которыми надо было просто послать требовавших год, два, пять назад.
«Если я признаю его норму, значит он заставит меня ей следовать» — с гомофобией, ненавистью к инакомыслящим, агрессией к людям с физическими особенностями и пороками, страхом перед любым, кто предъявляет и отстаивает свою точку зрения. Еще бы: если у тебя есть точка зрения, ты ее ставишь на моей голове, ИНАЧЕ ЖЕ НЕ БЫВАЕТ. Я агрессивен к не таким, как я — значит, и он будет агрессивен к не таким, как он. Ко мне, то есть. Что у него может быть другая программа — это в голову уже не поместить, в ней нет под это места, все заняла терпячка.
«Если я главный, я не имею права показать слабость». И к этому целый пакет. «Если один болен, другой ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗДОРОВ» (особенно хорошо это смотрится на отдыхе с «болезнью туриста», ага, хотя впрочем, в волну ОРВИ тоже неплохо). «Если один признал, что не знает, что делать в ситуации, значит, другой должен сделать морду лопатой и принять командование», даже если напрочь не в курсе, что в этих обстоятельствах вообще делают. Спросить совета или вызвать помощь ни-ни-нельзя. Иначе не круто. «Если ты такой умный, покажи мне свои деньги» — а я не умный, зато терпеливый, мне можно и без денег, главное, чтобы ты заткнулся, а то я буду выглядеть ну совсем нехорошо.
«Круто — это когда ты терпишь и тебе нормально, а за тебя боятся». Пьяное купание в Стрельнинском шлюзе (кто не в курсе, по нему пролетает от тонны до четырех в секунду) на глазах у собутыльников. Выплясывания на карнизах, танцы на крышах, игры с огнем и все прочие проявления идиотского мужества, героические шляния на работу с воспалительными процессами, переломами, в обмороке и вообще в состоянии «вчера похоронили, сегодня выкопался, пришел сдавать отчет». Причем обстановка дома и на работе такова, что это единственный режим, в котором там, в этом доме и в этом коллективе, вообще можно жить. При этом взять на себя ответственность сказать родне, что на таких условиях, ребята, мы видимся раз в год в лучшем случае, или начальству, что то, что они назвали контрактом, можно приклеить на стену в туалете, и работать по нему будет у них кто-то другой, все равно кто, лишь бы не я — неа. Вот тут терпелка кончается и уступает место стыду и страху.

Терпячка, господа — это переваливание ответственности за себя на других.
Я гноил себе полгода зуб, конечность, ухо, легкое — вы врачи, вы ТЕПЕРЬ и разбирайтесь.
Я сдала вам ребенка, вы учитель, вы и воспитывайте.
Мне нужен договор, по которому меня не обманут, Я ХОЧУ ВЕРИТЬ В ЛЮДЕЙ, вы юрист или нет?
Вы социальный работник, дайте мне и моему ребенку смысл жизни, а то мы ее никак прогадить не можем вот уже десятый год.
Вы МЧС, снимите меня отсюда, я не знаю, как я тут оказался, я пьяный был.
И — в дополнение к этому всему — бриллиантовая фраза: «я имею право решать сам». Это значит «я возьму ответственность у вас, но понесу ее не дальше чем в ближайшую урну».
Обратиться к одному врачу, затем к другому, наложить назначение на назначение МОЛЧА, очнуться в реанимации, обругать обоих врачей козлами и баранами, пойти к целительнице Пестимее из Нижнего Кривого Колена и не дойти.
Поверить сначала родственнику, затем «надежному знакомому», затем «проверенному свободному риэлтору», очнуться без жилья, пойти к адвокату, чтобы оспорить сделку в суде, и в последний момент решить проконтролировать эту сделку силами того самого родственника, с которого круг начался. Сесть на даче и устроиться в садоводство работать сторожем.
Сбежать в другой город от брака, организованного родственниками, влипнуть в секту, попытаться уйти в монастырь, и наконец выйти замуж за того, на кого показал пальцем церковный староста, получить в результате неудачный брак, терпеть его пятнадцать лет и умереть от холецистита через неделю после Пасхи.

Стоит рявкнуть на терпячего товарища — и он немедленно присядет и начнет слушаться, изредка покусывая вас из положения снизу, чтобы проверить, на вас ли еще ответственность за него. Чем больше вы склонны договариваться и ожидать человеческого поведения, тем больше шансов, что вас попытаются макнуть обратно в терпячку, чтобы знали свое место, как он/они знают свое. Если на него повесить ярмо и замахнуться — он потянет вперед то, во что его впрягли, не думая о том, сколько и куда он тащит. Сладкая морковка безответственности ему будет важнее, чем он сам, вы, и что угодно еще. Тяжело — зато не страшно. Больно — зато это известная боль. Плохо — зато не я это решил, не мне и отвечать. Добродетель Омеги в стае: терпячка. Без стаи Омеге никак, и день хреновой жизни для Омеги дороже возможности благополучного года, которую дает сопротивление давлению.
__________________________________________________________
Меня сейчас наверняка кто-нибудь спросит — этого же так много, может, это нормально и не надо с этим ничего делать, так живем, так и будем жить дальше? Ведь можно же терпеть? Ну правда же — не смертельно? Да нет, ребята. Как раз смертельно. Для вас.
На глазах врачей, у которых уже даже мата нет на это поведение пациентов. На глазах юристов и адвокатов, которые ВИДЯТ, как можно привести к человеческому виду ситуацию, и не имеют возможности вмешаться, потому что специалист работает ВМЕСТЕ с вами, а не ВМЕСТО вас. На глазах учителей, которые тоже видят, что семьи порой делают с детьми, но сказать ничего не могут — заказчик образования семья. На глазах специалистов «помогающих профессий», которые не могут и не будут работать по запросу «сделайте мне/моему ребенку/моему супругу медный лоб, медный пах, оцинкованный кишечник и желудок тоже, и пусть он будет крут как терминатор — и тогда я наконец вздохну спокойно».
…не вздохнете, нет. Почки пивом не тренируются, печень водкой тоже. Принимать какие попало лекарственные формы наобум Лазаря, завязывать себя в узел, терпеть до последнего и ждать, пока кто-то примет нужное вам решение за вас можно только если вам жизнь совсем не нужна. Но вы уж тогда не пытайтесь просить специалистов «ой, давайте все назад магическим путем за два часа, что я за двадцать лет не догноил» а идите уж до конца. Или не терпите, блин, а ищите специалиста, который будет вам помогать при первом вяке, а не когда у вас куски жизни и тела на ходу отваливаться начнут. Не «разок сходил и больше не пойду», а переберите хоть двадцать, пока не получите внятных результатов. Больны вы терпячкой или нет, это ваша жизнь. Это ваши результаты и это вам хлебать последствия ваших действий в первую очередь. И вам никто не должен никаких компенсаций, кроме законом назначенных, за то, что вы претерпели. А закон, ребята, назначает компенсации только тем, кто претерпел не по собственной воле, а по воле случая или чужой злой воле. И тот, кто говорит вам обратное — лжет, намеренно или нет. Не терпите сами, не заставляйте терпеть близких*, и не верьте терпячим. Качество вашей жизни в ваших руках.

*Технические варианты «дотерпи пять минут, сейчас приедем» или «пожалуйста, продержись до приезда скорой» — не есть «заставлять терпеть». «Заставлять терпеть» — это «не ври, не больно», «веди себя прилично», «взрослые люди не…» и все прочее, что по постам из этого цикла уже неоднократно пролетало.