Терпячка. Первая статья Ольги Книзе

Терпячка — это заболевание такое. Природу его я не знаю, я не врач. Но сталкивалась с ним я неоднократно.

И я вам скажу, это такая засада… Это не только мне и моим коллегам засада. Это засада любому врачу, которому не все равно (а все равно становится довольно быстро, после примерно 40-50 контактов с инфицированными терпячкой), любому учителю и воспитателю ДОУ, которым не все равно (а им становится все равно на третий-пятый год работы), и один Бог знает, какая засада для массажиста клиент с терпячкой.
Знаете, господа и дамы, я пока научилась понимать, ЧТО ЭТО БЛИН ТАКОЕ, переболела этим сама, причем в острой форме, и сейчас даже представить себе боюсь, что обо мне думали те бригады «скорой», которым на меня не повезло.

Хотите уметь отличать товарища, больного терпячкой?
Самый простой способ — задать ему прямой вопрос, как долго он способен терпеть позывы в туалет при полном мочевом пузыре. Если вам назовут временной отрезок длиннее 20 минут — это оно. Некоторые исчисляют это время часами. Не одним часом. МНОГИМИ часами.
Я здесь могу привести еще уйму интереснейших историй, своих и не своих
— про даму, которая, зайдя в крематорий за какой-то справкой, на последних неделях беременности, ЗАБЫЛА, что пошла неделя, начавшаяся днем, на который ей гинеколог поставила предположительный срок родов. И ждала скорую, стоя на крыльце со схватками, перекуривая каждую схватку, около полутора часов. Так и не легла, хотя ей в приемной директора аж диван освободили.
— про другую даму, которая умела часами пережидать астматический приступ, и которую приехавшая скорая культурно попросила в следующий раз ждать не больше часа, а то они могут и не успеть. (История от [info]molnija, надеюсь, она меня не убьет за вынос из под замка этого примера)
— про джентльмена, который неделю спал не разуваясь на работе, потому что перелом костей стопы создал приличный отек, который мешал ему разуться, а тревожить просьбой снять обувь с ноги жену ему было стыдно, идти же в травму и брать больничный было как-то «не по пацански».
— про другого джентльмена, который предпочел с трофической язвой на стопе, развившейся вследствие артрита курильщика, дождаться урожая яблок на своих гребаных шести стоках и потерять на этом ногу.
— и про даму, которая, являясь женой этого джентльмена, наблюдала эти события молча, и когда он из-за развившегося септического процесса начал задыхаться в положении лежа, стояла и держала его за плечи, пока он спал часами, но не выпинала его с этих гребаных шести соток в город к врачу.
— и это тоже можно вспомнитьи этои это тоже

Знаете, что у них общего, у этих людей? То, что это поведение они считали НОРМАЛЬНЫМ И ПРАВИЛЬНЫМ.

Больной терпячкой человек — это засада даже не потому, что вот это нормально и правильно, а потому, что когда врач, или учитель, или психолог, разведут руками и скажут «а я тут помочь УЖЕ ничем не могу» — плохими будут именно они: учитель, врач, психолог — а вовсе не терпячий товарищ. Но и это еще не все.

Именно больной терпячкой забудет на приеме у врача сказать о том, что у него уже есть препараты фонового приема. Именно больной терпячкой со словами «пиво — это не алкоголь» зальет поллитрой темного крепкого таблетку ципролекса. Именно больной терпячкой вместо «ай, больно» на столе у массажиста скажет «мне кажется, вы надавливаете слишком сильно и может быть синяк» и зажмет спину так, что на ней орехи колоть можно будет до завтра, убив этим час работы специалиста, к которому сам же и пришел. За свои же, между прочим, деньги. Именно больной терпячкой человек, чем бы он ни болел кроме нее, скажет вам, придя на прием, что «этот дискомфорт — это нормально, и эти боли — это тоже нормально, а вот на это — что, надо, что ли, внимание обращать?». Именно больной терпячкой человек придет к адвокату после того как УЖЕ своими руками отдаст свою собственность и себя впридачу неизвестно кому.

И тогда, когда врач, или психолог, или учитель их ребенка, или социальный работник, или юрист, надсаживаясь и убиваясь об этих людей как об стенку, будут просить и умолять их взять на себя ответственность
-за свое здоровье
-за свои жизненные результаты, к которым и контакт с детьми относится тоже
-за свои чувства, ощущения и переживания
-за качество своей, блин, собственной жизни
-за свою собственность и гражданские права
в ответ они получат ведра известной субстанции. Неизбежно.

Потому что терпячие товарищи хороши только пока терпят. И живут ради близких. И поэтому на качество жизни прав не имеют никаких, если только близкие широким жестом им не выдали — смысл жизни, качество жизни (пять минут за неделю страданий и пахоты, ага), час праздника, или еще что-то важное и значимое.
А если их заставлять заниматься собой и отвечать за себя, то они в этом качестве будут «не приспособленные к жизни нытики», «изнеженные эгоисты», «надоедающие нормальным людям пессимисты», «ипохондрики», «истерички (независимо от половой принадлежности)», «никчемные мечтатели» и… в общем, сами в коменты набросаете мне, я уверена, того, что больному терпячкой, решившему вдруг взять на себя ответственность за качество своей жизни, могут сказать другие инфицированные тем же вирусом.
Так еще могут высказаться товарищи, привыкшие есть фуа-гра из живого человека, преимущественно близкого. Который вовсе не обязательно любит быть именно этим блюдом и вовсе не всегда согласен на это, даже ради такой роскоши, как близкие отношения, и даже может пытаться возразить, но про это я уже писала.